Севастопольская газета // Сиротство при живых родителях

17.06.2003 Выкл. Автор admin

Отцы и дети // Сегодня в двух детских домах Севастополя находятся 132 ребенка, лишенных родительской опеки, а в единственном севастопольском семейном детдоме — восьмеро детей. В Доме ребенка содержится 88 брошенных малышей в возрасте до пяти лет.
Сиротство при живых родителях

Лишение родительских прав — крайняя мера, применяемая в случаях, когда родители причиняют ребенку физические или моральные страдания или же не способны позаботиться о нем должным образом.

Суд принимает решение о лишении родительских прав на основании исков, поданных организациями, например, прокуратурой, и непосредственно гражданами. Так, когда отец издевается над дочерью или сыном, пресечь это может мать ребенка. Когда же оба родителя далеки от идеала матери и отца, судьбой ребенка занимается орган опеки — райгосадминистрации в лице служб по делам несовершеннолетних (СДН). В Ленинском районе эту службу возглавляет Ольга Краевская.

Родительский дом плохим не бывает?

На сегодняшний день ужасных, по определению О. Краевской, семей в Ленинском районе несколько. Одна из них — семья Щелковских. Мать и отец — алкоголики, всю сознательную жизнь занимающиеся попрошайничеством, а может быть, и воровством. В 1994 году в многодетной (пятеро детей) семье Щелковских на свет появилась девочка. В этом же году родители были лишены прав в отношении всех шестерых детей. Сотрудники службы по делам несовершеннолетних неоднократно пытались поместить детей в детский дом, но они раз за разом сбегая, возвращались к отцу и матери, мотивируя тем, что «жить будут так, как хотят». Сегодня кое-кто из детей Щелковских уже в местах лишения свободы.

Не менее злополучна и семья Астаховых, кочующая по всему Ленинскому району. Двое пятнадцатилетних детей — Наташа и Гриша — уже года три не учатся, предоставлены сами себе и озлоблены на всех и вся. Их отец и мать давно лишены родительских прав. Семья живет в нечеловеческих условиях: в жилище нет удобств (туалет — ведро с фекалиями, стоит в комнате и выносится, вероятно, только, когда заполняется полностью), грязь, вонь, вши. Из мебели — топчан, на котором спят в ворохе грязных тряпок. На просьбы сотрудников СДН прийти жить в детский дом брат с сестрой отвечают категорическим отказом.

— У нас нет детских учреждений полузакрытого типа с воспитательной системой, позволяющей удерживать в них детей. А жаль. Для ребят вроде Щелковских, такие детские дома стали бы шансом научиться жить нормальной жизнью, — считает Ольга Краевская.

Но бывает и наоборот: дети, доведенные до отчаяния, уходят из семьи, бродяжничают и в конце концов сами приходят в детский дом. Доказать же, что родители не могут обеспечить им нормальную жизнь, весьма проблематично. На это уходит не один месяц.

— Многие родители — рассказывает О.Краевская, — когда их приглашают в суд, выглядят очень прилично. Несколько дней не пьют, преображаются внешне и, конечно, отрицают, что плохо относятся к своему ребенку. Правда, бывает, что родители действительно берутся за ум. Но это, к сожалению, единичные случаи. А чаще всего горе-родители в суде даже не появляются. Для них лишиться своих детей не трагедия, а, скорее, решение всех проблем: руки развязаны, нет ни обязанностей, ни долгов.

Судьбы у людей разные

Но семьи все разные и судьбы у детей тоже. Например, в семье С. было шестеро детей. Отца и мать лишили родительских прав в отношении пятерых детей. Под опекой родителей остался только старший сын — ему на тот момент было почти 18 лет. Вскоре умирает мать-алкоголичка, а пятилетняя дочь попадает в больницу с тяжелым осложнением на сердце после инфекционного заболевания. Из больницы девочку долгое время не забирали, и она оказалась в Доме ребенка. Спустя полгода малышку удочерила семья из России.

Смерть жены, а после и отъезд дочери в другую страну встряхнули отца, и он бросил пить. Его восстановили в родительских правах на четверых детей. Но жизнь семьи так и не наладилась: вскоре отец семейства погиб в результате несчастного случая и дети стали полными сиротами.

А в другом случае в родительских правах в отношении двух дочерей восстановили мать. Девочки в трехлетнем возрасте с легкой руки своей непутевой мамаши-алкоголички превратились в бродяжек и попрошаек. Около двух лет жили в подъездах, потом попали в детский дом, а мать была лишена родительских прав. В детдоме дети пробыли пять лет. За это время их мама вышла замуж и бросила пить. Привела свою жизнь в порядок и обратилась в суд с просьбой о восстановлении в родительских правах. Судьи пошли ей навстречу. Женщина забрала дочерей из детдома, и они всей семьей переехали жить в село.

Нередко бывает и так, что во вроде бы благополучной семье, где родители не алкоголики, не наркоманы, да и хорошо зарабатывают, ребенок страдает от жестокого обращения взрослых. К сожалению, доказать это практически невозможно. И, как правило, в таких семьях все заканчивается плачевно: ребенок уходит из дома, начинает воровать и в итоге попадает в тюрьму.

Танна КРУТСКИХ

В 1998 году в Ленинском районе, по данным службы по делам несовершеннолетних, родительских прав были лишены 18 граждан в отношении 20 детей. В 1999 году — 18 родителей в отношении 21 ребенка. В 2000 году, по мнению сотрудников СДН, был пик — родительских прав лишились в отношении 50 детей 47 человек. В 2001 году — 14 граждан в отношении 17 детей, а в текущем году в отношении 8 детей родительских прав были лишены уже 11 человек. За весь указанный период по Ленинскому району было только два случая восстановления родителей в правах на детей.

up-8485042