Севастопольская газета // Путешествие на край света

28.12.2005 Выкл. Автор admin
Главная » Архив » № 48 от 22 ноября 2002

И я там был
Путешествие на край света

altai1-8701868

Местные жители были уверенны, что появившиеся туристы из Севастополя идут в горы за золотом. «А что еще можно искать в этих гиблых местах» — удивлялись они.

Сначала обрывается железная дорога. «Конечная станция Воркута» — вяло сообщает пресыщенный странствиями проводник. Затем редеет ландшафт однообразных северных строений. Солнце касается кромки горизонта и город накрывает тяжелое дыхание белой воркутинской ночи. Продвигаясь дальше, на север, вы наталкиваетесь на последний в этих краях памятник цивилизации — мертвый безымянный городок угледобытчиков, почивший у заброшенной шахты Хальмер—Ю. Город, уже зарастающий мхом, но еще набитый остывающим барахлом: мебелью, хозяйственной утварью, искалеченной техникой и тишиной. Город без единого человека. Это впечатляет. Закончился уголь, и закончилась жизнь. Как только шахта перестала плодоносить, по приказу сверху наскоро разобрали железнодорожное полотно и прекратили подвоз продуктов. И люди ушли в поисках лучшей доли. Теперь шахта Хальмер-Ю всего лишь отправная точка намеченого маршрута. Впереди путь длиной в 270 км.

Команда насчитывает пять представителей мужского пола. Женщин решено не брать. Слишком крутой маршрут, и есть печальный опыт алтайского перехода (тогда группе пришлось сойти с маршрута, так как одна из участниц до кости растерла себе ступню). Старший и самый опытный Геннадий Крепаков. Ему 41 год. По профессии ведущий инженер КБ радиосвязи, а по призванию пешеходный турист с двадцатилетним стажем и титанической волей. Инженеру-программисту Николаю Охрамовичу — 27 лет, в туризме он не новичок, за плечами тысячи километров и сотни горных перевалов. Третий член команды не менее опытный 27-летний Андрей Шендрик, в обычной жизни он помощник фармацевта. Андрей Монин (23 года) и Леонид Пименов (16 лет) в группе по возрасту самые молодые, но туристического опыта у них достаточно, чтобы пройти этот маршрут. Что еще можно добавить к вышесказанному? У каждого за спиной рюкзак весом в 38 кг. Прада, через 17 дней, к концу перехода, и рюкзаки туристы похудели в среднем на 10 кг.

altai2-4123665

Геннадий Крепаков: К счастью, медведь оказался не глухой

Разговор с руководителем экспедиции на Полярный Урал Геннадием Крепаковым состоялся в городском туристическом клубе (Ефремова, 28).

— Когда вы начали готовиться к походу, и что включает в себя подобная подготовка?

— Мы начали готовиться еще весной. Получили через Интернет разнообразные сведения о данной местности. Известный факт: на Полярном Урале больше всего гибнет туристических экспедиций, как лыжных, так и пешеходных. Поэтому мы собрали все виды и типы карт, различные описания маршрутов, пройденных туристическими группами. Четко выяснили все подъезды и отъезды к началу маршрута. Где в этих местах можно зарегистрироваться. Раньше вся эта информация была централизованной, сейчас все иначе.

— Какой минимальной суммой нужно располагать, чтобы совершить это путешествие?

— У нас получилось 120 долларов на человека. Львиная доля денег — это железнодорожные билеты.

— Что берут туристы-полярники в свой продовольственный комплект?

— Основная проблема заключалась в максимальной легкости продуктов. Поход планировался на 18 дней. У нас получилось 560 граммов на человека в сутки сухого продовольствия. Вместо хлеба мы брали сушеные хлебцы и крекеры. Тушенку тоже брали. Уходило либо пол большой банки на всех на один прием, либо маленькая банка. Брался на вечер чай, на утро — кофе. Кроме этого, крупы — плющенные полуфабрикаты… Питательные смеси с медом, изюмом, орехами. Ну и днем на перекус приходился один раз сыр, другой раз колбаса. В этом году нам с погодой не повезло, нас снегом засыпало несколько раз. И по этой причине мы не могли воспользоваться подножным кормом. Но мы ели бруснику, чернику, морошку. Грибы мы всего два раза готовили. Нас угощали один раз рыбой.

— Во время похода были какие-нибудь экстраординарные случаи?

— Встреча с медведем. Получилось так. Высоко в горах выпал снег, и медведи начали с верховий спускаться туда, где снега нет. Потому что по времени в спячку входить еще рано. А мы поднимались вверх по долине. Температура была где-то плюс шесть, но после обеда погода начала меняться просто на глазах, сначала пошел дождь, потом мокрый снег, а потом просто снег и температура упала до минусовой отметки. Вдруг видим, огромный бурый медведь несется сквозь снег. Мы когда увидели это зрелище, даже не поняли, в какую сторону он бежит. Но что делать, продолжаем идти дальше. А шли мы по очень узкому месту, вниз обрыв и горная река, вверх крутой склон и уход в горы, а тропа пробита по склону «в рога» — это когда олени переходят с одного места пастбища на другое. И вот мы по этой тропе выходим, и уже с ближайшего бугра видим, как мохнатая гигантская туша выскакивает из балки и прет на нас. И расстояние от медведя до нас не больше ста метров. От медведя, говорят, нельзя убегать, потому что просто не убежишь. И тогда мы собрались в кучу и начали кричать, стучать ледорубами. К счастью, медведь оказался не глухой и его испуг превзошел все наши ожидания. Он замер на миг, а потом как прыгнет перпендикулярно своему движению от нас, и куда-то с хрустом исчез.

— Слышал, что в тундре даже для опытного туриста почва может преподнести неприятный сюрприз?

— В тундре верхний и нижний слой почвы между собой не соединены, а скреплены проросшей травой и кустарниками. Ты наступаешь, и земля начинает ходить под ступней влево- вправо. Нельзя резких движений делать, нужно плавно переступать на кустарники. Это затрудняет передвижение. Ноют голеностопные суставы.

— Как начинался ваш обычный день на полярных просторах?

altai4-3590209

— Дежурные вставали в пять-шесть утра. Готовили завтрак, варили кашу, делали кипяток для кофе. А приблизительно через час вставали все остальные. В зависимости от обстоятельств, где готовили завтрак — снаружи или внутри палатки —на сборы уходило полтора-два часа. В девять часов обычно уже начиналось движение. А шли до пяти, до шести вечера. Десятиминутные привалы планировались раз в час, но это если есть нормальное место для привала. Иногда за день проходили до тридцати километров.

— Коренных обитателей тундры встречали?

— С хантами мы так и не пообщались. Видели их только издалека, когда уже выходили с маршрута. Чтобы подойти к ним, нам нужно было, переправится через внушительную реку. А коми мы даже не видели. Встречали только следы их многочисленных стоянок,и геологов, которые искали в этих краях платину.

— В экспедиции можно употреблять горячительные напитки, под предлогом, чтобы согреться?

— Самая лучшая вещь «для сугрева» — это теплый спальник. А вообще у нас со спиртом была такая ситуация: перед сном, когда уже ты залез в сухое теплое белье, разрешалось выпить один колпачок. И не больше. Кстати, этой привилегией ребята пользовались довольно редко.

altai3-9919980

Стеклянные пирамиды Урала

(Из разговора с Андреем Мониным и Леонидом Пименовым)

На протяжении всего маршрута тургруппа напевала два нетленных хита: «Увезу тебя я в тундру» и «Кругом тайга, а бурые медведи осатанели, стало быть, весна». Пели с чувством полного удовлетворения собственными вокальными данными. Ведь в радиусе двухсот километров из слушателей только олени, зайцы и полярные совы. Кстати, когда поход только стартовал, местные жители даже не сомневались, что севастопольские туристы идут искать золото. Кое-кто из аборигенов за скромную плату, предлагал показать, где находятся большие залежи презренного металла. На худой конец, просто давали ценный совет: «В ту сторону не ходите, там овцебыки лютуют». Оказывается, этих загадочных животных, завезли на Полярный Урал еще в советские времена из заповедника «Аскания-Нова». Завезли в качестве эксперимента. Вероятно, верх взяло неизлечимое русское любопытство: выживут или не выживут мохнатые монстры в суровых полярных условиях? Овцебыки не только выжили, но уникально приспособились к новой местности. Они стали, отчаянно быстро размножаться, органично вписываясь в незамысловатый полярный ландшафт. Правда, людей они от этого больше любить не стали. И при появлении двуногих ведут себя весьма агрессивно.

Присутствие северных братьев по разуму обнаруживаешь в самых неожиданных местах. Казалось бы, за спиной сотни километров, вокруг — безмолвная однообразная тундра, до живой души суток десять пешком топать, и вдруг перед глазами возникает небольшой стеклянный обелиск. Этакий миниатюрный курган, состоящий из нескольких сотен водочных бутылок, аккуратно сложенных в форме пирамиды. Рядом, как правило, чернеют брошенные оленьи рога. Оленя, естественно, съели. Через пару километров картина повторяется, затем еще и еще. Количеству подобных пирамид из стеклотары за Полярным кругом откровенно поражаешься. Египтяне со своими Гизами отдыхают.

Как позже выяснилось, единственным, полноценным досугом в этих местах — рыбалка и охота. Ездят на подобные мероприятия местные жители на своих индивидуальных вездеходах. Охотятся, рыбачат и выпивают, как говорится, с размахом. И оставляют в безлюдной тундре скромные свидетельства своей тихой мужской радости. В результате получается культурный слой ХХI века в назидание потомкам-археологам.

Владимир КУЗОВЛЕВ

Полярным Уралом принято считать отрезок Урала от истоков реки Хулги на юге до вершины Константинов Камень на севере. Площадь горной области района около 25000 кв. км. Большая часть территории совершенно не заселена и слабо изучена.

Абсолютная высота большинства перевалов через главный водораздел, отделяющий Европу от Азии, не превышает 300 м над уровнем моря; в то же время относительные высоты хребтов близ перевалов достигают 1000 м. Южная часть Полярного Урала носит характер плато, расчлененного глубокими (600-800 м) ущельями, долинами рек и карами, заполненными небольшими ледниками.

Полярный Урал богат озерами. В горной области их — 3327 общей площадью 98 кв.км. Еще больше озер на прилегающих к горам равнинах. На западных склонах насчитывается 1968 озер, на восточном — 1259.

up-1876677

© Использование материалов в любой форме без письменного согласия редакции не допускается!