Севастопольская газета // Изнасилование доказать трудно

27.05.2010 Выкл. Автор admin

Проблема
Изнасилование доказать трудно

«Женщины сами провоцируют насилие», — так думают многие. А насильники, оправдывая себя, утверждают, что жертва не сопротивлялась, а стало быть, и против не была.

Виновата, что угрозу восприняла реально

Уголовное дело по факту изнасилования Ольги Ренатом было возбуждено в январе 2002 года. Показания потерпевшей и подозреваемого в основном совпадали, но Ренат пытался уменьшить свою вину. Окончательно все выяснилось на очной ставке.

— В половине шестого утра я шла на работу мимо бара «Изумруд», — рассказывала Ольга. — Ко мне подошел мужчина и с вопросом: «Куда идешь?», — приставил нож к левому боку. Пригрозил, что, если я не пойду с ним, он меня убьет. Угрозу я восприняла реально. Мы вошли во двор детского сада, где мужчина и изнасиловал меня.

— Я ей не угрожал! — утверждал Ренат. — Нож был складной, и я его не открывал. Женщина сама согласилась вступить в половую связь со мной, так что я ее не насиловал.

Об изнасиловании Ольга рассказала своему сыну, вместе с которым и подала заявление в Нахимовский РО УМВД. Ренат в тот же день был задержан.

В мае 2002 года Нахимовский местный суд вынес приговор, согласно которому Ренат был осужден за изнасилование к четырем годам лишения свободы. В конце судебного заседания Ренат попросил у потерпевшей прощения и заявил о раскаянии в содеянном.

Через несколько дней в судебную коллегию по уголовным делам апелляционного суда г. Севастополя была направлена апелляция. По мнению насильника, «назначенное наказание не соответствует тяжести преступления», а адвокат считал, что «возможно исправление и перевоспитание его подзащитного без изоляции от общества». Апелляционный суд с их выводами не согласился и оставил первоначальный приговор в силе.

По «обоюдному согласию»

— Парней было двое. Оба пьяные. Они стали избивать моего друга — объясняла семнадцатилетняя Наталья следователям, — и забрали у него деньги. Пригрозив, что убьют его, если я не пойду с ними, завели меня на старое кладбище. Один из них сначала несколько раз ударил меня кулаком по лицу и в грудь, потом изнасиловал меня.

В это время подошли работники милиции — их вызвал избитый друг Натальи. Парни (Артур и Игорь) были задержаны на месте совершения преступления.

— Я ее не насиловал. Все произошло по обоюдному согласию, — заявлял Артур, подозреваемый в совершении изнасилования. — Она не сопротивлялась.

Уголовное дело было возбуждено в мае 2001 года. После выяснения обстоятельств случившегося Артура обвинили в изнасиловании «с применением физического насилия, угроз, совершенного в отношении несовершеннолетней». А Игоря обвинили в «нападении с целью завладения индивидуальным имуществом граждан, соединенном с насилием, опасным для жизни и здоровья лица, подвергшегося нападению».

Суд определил Артуру наказание в виде семи лет и шести месяцев лишения свободы с конфискацией имущества. Игорь по решению суда проведет в местах лишения свободы пять лет. Его имущество также было конфисковано.

После вынесения приговора адвокатом Артура была подана апелляция. Он считает осуждение своего подзащитного необоснованным, мотивируя это тем, что «осужденный достоверно не знал о несовершеннолетии потерпевшей». Кроме того, по мнению защиты, основанием для снижения наказания осужденному является и то, что в содеянном Артур «искренне и чистосердечно раскаялся».

Апелляционную жалобу суд посчитал необоснованной и оставил без удовлетворения.

Изнасилование — меньшее из зол?

Доказать, что женшина была изнасилована, крайне сложно. Изнасилование не всегда сопровождается побоями, в результате которых остаются синяки, кровоподтеки и порванная одежда. Часто имеет место только психологическое воздействие: фразы вроде «Закричишь, убью!» действуют магически. Женщины перестают сопротивляться, боясь быть не только изнасилованными, но и изувеченными, а то и распрощаться с жизнью. Другими словами, выбирают меньшее из зол. В таких случаях: показания жертвы против показаний насильника. А он, естественно, утверждает, что все произошло по обоюдному согласию. А если учесть, что женщины в основном заявляют о случившемся через несколько дней, после многочасового отмокания в ванне, обдумывания, стоит рассказывать об этом или нет, доказать факт изнасилования становится еще сложнее. Не зная процесса доказывания, женщины уверены, что дело заключается только в допросе насильника. Но все начинается с судмедэксперта. Именно он должен доказать, что половой акт был, да еще и сопровождался насилием и угрозами. А это сделать можно только, если жертва приходит сразу же, а не через несколько дней.

Жертвами насильников, как правило, становятся молодые женщины и девочки-подростки, многие из которых, кстати, уверены, что смогут дать отпор насильнику. Но судят-то они о мужчинах, общаясь со сверстниками. А в реальной ситуации, когда насильник — человек раза в два старше их, явно сильнее, вся смелость и решительность сразу пропадают, остается только страх за собственную жизнь и беспомощность.

— Не сопротивляясь насильнику, женщины считают, что поступают правильно, — говорит прокурор Нахимовского района Сергей Исычко. — Это не всегда так. В большинстве случаев жертва могла бы избежать насилия, если бы закричала, стала вырываться, драться, в конце концов. Бывает ведь и так, что идут по улице, женщина знает, что на уме у ее спутника, но ничего не предпринимает. А нет сопротивления — нет насилия, и уголовное дело возбуждено не будет.

Танна КРУТСКИХ
Материалы предоставлены прокурором Нахимовского района г. Севастополя Сергеем Исычко.

Наш опрос // Мария МАРКОВА
Гулять в одиночестве опасно?

    По данным опроса среди девушек 15-16 лет, наш любимый город представляет собой довольно жуткое место. Среди самых опасных районов назван даже центр города. Относительно безопасной оказалась Северная сторона. Просто дрожь вызывает упоминание района бухты Омега. На вопрос «Существует ли угроза изнасилования?» были получены следующие ответы…