На поездах — по Европе, автостопом — по Египту

28.03.2010 Выкл. Автор admin

Спартак Калита в Париже

Лекция Антона Кротова стала возможной в Севастополе благодаря замзавкафедрой физики и геофизики филиала МГУ, путешественнику по Ближнему Востоку и Европе Спартаку Калите, который рассказал «СГ» о своих приключениях.

— Что вас подвигло на путешествия?

— Уже давно был наслышан об Антоне Кротове, о его путешествиях. В начале декабря 2008 года я защитил диссертацию, а с середины месяца в Каире открывался Дом АВП (Академии вольных путешествий), куда мог приехать любой желающий. В Египте я провел около месяца. Позже, летом 2009 года на два месяца я отправился уже в одиночку в путешествие по Европе. Посетил почти все страны. Это была давняя мечта: поездить по Европе, желательно непрерывно, чтобы получить максимально много впечатлений одновременно. Тем более так дешевле.

— Как вы передвигались? Где ночевали?

— В Европе я передвигался в основном на поездах. Во многих странах существует единый проездной, действующий в течение месяца и стоящий 600 евро. Так, я из Финляндии попал в Швецию, Норвегию, Данию, Германию, Голландию, Бельгию, Люксембург, Францию, Швейцарию, снова в Германию, Испанию, Португалию, Италию, Грецию, Польшу, Чехию и Словакию. Не побывал только в странах бывшей Югославии и Албании, а также в карликах: Андорре и Сан-Марино, потому что там нет железных дорог. За ночевки я принципиально ни разу не заплатил. Крышу над головой искал через специальные сайты: hospitalityclub.org и CouchSurfing.com. Схема действий простая. Рассылаешь множество запросов. Хорошо, если отвечает 5-10%. В запросе я писал: «Я проезжаю через ваш город. Можете посмотреть мой профиль на сайте. Если я вам интересен, можете меня пригласить». Сообщение должно быть коротким и самое главное — личным. Оно не должно выглядеть как спам: вы рассылаете по множеству адресов одно и то же, заменяя лишь имена. Обязательно нужно вставлять несколько деталей, относящихся к этому человеку. В свою очередь я всегда приглашаю в Севастополь. Мне очень повезло: человек, который останавливался у меня в мае, с радостью встретил меня в Париже. Я прожил в столице Франции довольно долго. На Ближнем Востоке я также жил по «впискам». Передвигался в основном автостопом или на автобусах.

— Наверное, удалось познакомиться со множеством интересных людей?

— Люди в Египте замечательные. Причем, чем южнее, чем беднее, тем лучше. Особенно вдали от всяких туристических троп. Понятно, что если ехать в Асуан, который примерно в часе езды от суданской границы, то не надо подходить к реке, где стоят различные торговцы и зазывают переехать на другой берег. Но если отойти туда, где не бывает туристов, и если знаешь хоть немножко слов на арабском, то можно увидеть самое интересное. Я не знаю арабского. Английского недостаточно, конечно. Но выжить можно. До сих пор переписываюсь с программистом-нубийцем, с которым познакомился через CouchSurfing.com. У него несколько квартир в разных частях Египта. Он достаточно богат, но выехать из Египта не может. Я ночевал у него в Хургаде две ночи.

— Что вас больше всего поразило в путешествии?

— Я старался никаких предрассудков не иметь, чтобы ничем не очаровываться. Тем не менее поразила своей разрухой Южная Италия. Подобное запустение, огромные нищенские кварталы в Неаполе, по-моему, характерны скорее для Бразилии, а не для такой развитой европейской страны. Очень большое, сильное впечатление произвел Дрезден. Это было в первую половину путешествия. И ничего потом не затмило. Все остальные города — мешанина из разных эпох и стилей. Дрезден не такой. Понятно, что бомбардировки 45-го года сделали свое дело. С другой стороны, очень многое было восстановлено. То, что по мнению жителей, не стоило реконструировать, так и кануло в Лету. В итоге получился футуристичный город, даже по нашим меркам.

— Попадали в различные переделки?

— Специально приключений я не искал. Но, конечно, ситуации бывали разные. К примеру, в Египте полиция не хочет, чтобы туристы ходили там, где не принято. Потому что это создает им дополнительную работу. Новый год мы встречали в Эль-Аламейне. Это такой африканский Сталинград — самая восточная точка, до которой дошли немцы в 1942 году. Там была тусовка 20-30 человек с Антоном Кротовым во главе. Не успели мы встретить Новый год, как пришли вооруженные товарищи. Спрашивают на ломаном английском, что мы делаем на военном объекте. Надо сказать, что в Египте военный объект везде, любая незаселенная пустыня, где не ходят туристы. Они совершенно не понимали, что с нами делать. В таких случаях они звонят начальству до тех пор, пока не попадется кто-то умный. В итоге, нас не тронули, но потребовали, чтобы мы убрались.

Никаких реальных угроз для жизни не было. Однажды, подъезжая к Луксору поздно ночью на автобусе, в котором были одни арабы, я понимал, что теоретически мне может грозить опасность. Но ничего, к счастью, не произошло.У меня на родине, если бы араб поздно вечером ехал в пригородном автобусе, то у него было бы гораздо больше опасностей, чем у меня в Египте.

— Куда планируете отправиться в этом году?

— Пока никуда не собираюсь ехать. Возможно, в 2012 году — в Латинскую Америку на конец света по календарю майя.