Мюзик-экс: новые стороны старых знакомых

25.04.2010 Выкл. Автор admin

На сцене «Мюзик-экс»

Этот творческий коллектив в Севастополе давно и хорошо известен. Много лет шоу-группа «Мюзик-экс» радует севастопольцев качественной музыкой и оригинальным юмором. Этой весной группа подготовила две программы, которые показали к 8 Марта и Дню юмора. Своими творческими планами с корреспондентом «Севастопольской газеты» поделился фронтмен коллектива Олег Дорохин.

— Прошлой осенью ваш коллектив перебазировался из Севастопольского Матросского клуба в Севастопольский центр культуры и искусства. С чем это было связано, и как вы оцениваете этот переход?

— Говорят, там хорошо, где нас нет. А там, где мы есть, работать надо. И в Матросском клубе было хорошо, и здесь тоже. Просто флот сокращался, и мы попали под это распоряжение. А в СЦКИ нас приняли очень тепло. Мы ни с кем никогда не ссоримся, а профессионалы нужны везде. Говорят, мир спасет красота. Я думаю, мир спасет красота и профессионализм.

— Вашей визитной карточкой является работа вживую, без фонограммы. Однако не секрет, что многие артисты используют ее, чтобы поберечь связки, если плотный график выступлений. Или есть другие причины?

— Я не знаю, какие у кого причины. Я считаю, что зрителя нельзя обманывать. Человек, приходя на концерт, ожидает получить за свои деньги качественную работу. А фонограмму или видео он может смотреть дома по телевизору. Были случаи, когда люди не верили, что мы поем вживую, а потом подходили после концерта и благодарили. Не всем в это верится. И тогда мы даже шутили: «Мужики, давайте споем чуть хуже, чтобы поверили». А насчет голосовых связок — это зависит от профессионализма каждого. Нужно следить за своим здоровьем, если хочешь дальше работать. В коллективе всего семь человек, замен у нас нет. Если один выбывает, то все — программа не может идти. Поэтому главное — это самосознание.

— В вашем коллективе все профессиональные артисты или есть любители с хорошими вокальными данными? Как вы относитесь к талантам-самородкам?

— Все профессионалы, все имеют среднее или высшее музыкальное образование. Когда-то были любители, но сейчас в коллективе уже собрались только специалисты. Конечно, есть таланты от природы, но для того, чтобы научиться читать, надо знать азбуку. И если в музыке не знать ноты, то будет самодеятельность. Так же и в танцах, и в актерском мастерстве. Мы занимаемся эстрадой, а эстрадный актер должен в себя впитывать все. Это сложный жанр, к которому раньше относились легко. Ну, что это за работа? Вышел, спел, покривлялся на сцене. На самом деле это очень сложно.

— В вашем коллективе нет женщин. Это сознательный выбор или так получилось? Может ли что-то поменяться в этом плане?

— У нас сугубо мужской коллектив. Женщин не было изначально. Конечно, есть такие постановки, где без женщин не обойтись, и тогда мы сотрудничаем. Например, с ансамблем «Черное море». Но в целом, нас семь мужчин и на 8 Марта мы нарасхват. В этом году мы подготовили к женскому празднику новую программу «За милых дам». Когда-то мы уже делали такой тематический концерт, года 3-4 назад. Сейчас мы название оставили, но обновили программу полностью.

— А к 5 апреля вы тоже готовили новую программу?

— Мы планировали показать ее 1 апреля, но был Великий пост и мы перенесли программу. Готовили ее совместно с «Черным морем» и с актерами театра Луначарского. Надеемся, что зрителям понравилось. Конечно, когда что-то делаешь на сцене, трудно самому судить, как это звучит, говорить о себе: смешно это, не смешно. Вроде мы смеемся, а выйдем на сцену, и какой-нибудь жест, какая-нибудь мизансцена не кажется смешной. Поэтому все проверяется на зрителях. Но поскольку мы делаем не для себя, а для них, то и судить им. Они голосуют аплодисментами, улыбками или, наоборот, разочарованием. Севастопольский зритель очень нас любит и хорошо знает, еще с первой нашей программы «Кончерто Приколо».

— А бывает тяжелый зритель?

— Такого зрителя нигде не было. Бывает тяжелое начало, когда нас еще не знают. А потом народ начинает раскручиваться. Это же искусство, в том числе и как зрителя поднять. Считаю, это очень сложно — управлять залом, держать его на каком-то эмоциональном уровне, чтобы он смеялся или плакал.

— Есть ли в коллективе генератор идей?

— Мы все придумываем вместе. Последний концерт «За милых дам» всех порадовал, потому что принимали участие все абсолютно, начиная с сочинения музыки и заканчивая стихами. Обычно кто-то подкидывает идею, начинаем ее разрабатывать, потом воплощаем на сцене. За столом обычно придумывалось одно, а выходим на сцену — получается что-то другое.

— Кто у вас главный критик?

— У нас нет, как в репертуарных театрах, сдачи спектакля. Просто на генеральную репетицию мы приглашаем родных, и они высказывают свое мнение. Мы обсуждаем и можем что-то поменять.

— Что вы считаете главным в своей профессии? Не было ли мыслей ее поменять?

— Мне это нравится. Категорически менять мысли не было. А в жанрах мы меняем, пробуем новые формы, новые сюжеты. Например, спектакль — «Новый сюжет». Про домового, который живет в театре. Когда все заканчивается, у него начинается своя жизнь. Спектакль музыкальный, но драматический. Новый сюжет, более театральная постановка. На премьере было много зрителей, а потом — меньше. Люди ждали от нас шуток, а тут спектакль, где нужно думать. Просто в Севастополе у нас уже сложился имидж артистов-юмористов. Когда, например, артист-комик играет серьезную роль, его не понимают и начинают смеяться. Так и у нас произошло. Если бы показывали в другом городе, может, была бы иная реакция. А вот другой спектакль, в нашем жанре — «А нам все равно», зрители прекрасно приняли. В Севастополе люди, которые нас знают, подходили и просили сделать просто вокальный концерт. Абсолютно разная публика с абсолютно разными запросами. Поэтому мы стараемся угодить всем, стараемся синтезировать номера на любой вкус и любой возраст: от маленького до большого, и ретро, и современное.

— Над чем сейчас работаете? Какие планы?

— Планов громадье, спонсоров бы найти. Это уже хорошо известно, что артистам нужно помогать, особенно хорошим артистам. Мы, конечно, не сидим сложа руки, у нас много друзей, которые нам помогали и помогают. Меценаты, не спонсоры. Потому что спонсоры потом что-то требуют взамен, а меценаты, — безвозмездно. Такие люди у нас есть: банкиры, депутаты. Мы задумывали и театр строить. Пока не получается. В идеале хотелось бы сделать в Севастополе театр эстрады. Хотелось бы, чтобы там можно было растить новое поколение, обучать молодежь хореографии, вокалу, актерскому мастерству, движению. В Киеве такой есть, а в Крыму пока нет.