Автомобиль как холст

23.04.2010 Выкл. Автор admin

Снежного барса на «БМВ» можно встретить на улицах Севастополя

Разрисовать автомобиль лишь на первый взгляд кажется делом нехитрым. В действительности аэрография долгий, опасный для здоровья процесс, не допускающий помарок. Олеся Чернявская знает это не понаслышке. «СГ» наблюдала, как художница из мастерской «Автоблик» за пару недель превращает машину в произведение искусства.

Последний заказ — морской пейзаж на капоте и боках черного «Мерседеса». Сегодня Олеся уже наносит рисунок на поверхность автомобиля. А до этого почти целую неделю утрясала технические детали с владельцем машины: где, какого размера, а главное, какой будет рисунок. Заказчик точно знал только то, что это будет морской пейзаж. — С клиентами, которые не знают, что хотят, или сомневаются, работать трудно. Тогда я придумываю сама. Смотрю, какого типа автомобиль. На спортивной машине должен быть стремительный, порой агрессивный рисунок. Пантера, снежный барс, например. На ретро — что-то более спокойное. Пейзаж, допустим. Важно еще, какого цвета автомобиль. На черной поверхности почти любое изображение смотрится шикарно. А на белом даже не знаю, что будет эффектно смотреться. Снежинки со снегурочкой, наверно, — смеется художница. — Гораздо проще, когда человек приходит с готовым рисунком. Тогда мы фотографируем ту часть машины, где должно быть изображение. В фотошопе наклеиваю рисунок на фотографию авто. Заказчик утверждает макет. После я могу уже творить. Сначала подготовка. Рисунок на машине наносится обычными автомобильными красками. Банка одного цвета стоит дорого, поэтому Олеся покупает по чуть-чуть на развес. Теперь «холст». Та часть автомобиля, которую будут разрисовывать, подвергается матировке поверхности. Ничего страшного и опасного нет. Просто зачищают мелкой шкуркой. Поверхность покрывается автомобильным лаком и на ощупь напоминает матовую фотобумагу. Только после этого можно приступать непосредственно к рисованию. Вчера Олеся уже набросала ночное небо, скалы и пенящиеся волны в лунной дорожке. Задача на сегодня: сделать изображение объемным и приступить к центральной фигуре рисунка — паруснику. Пока что море бушует только на капоте машины. Он стоит отдельно в мастерской, прислоненный к стене. Бока не снимешь, поэтому придется их разрисовывать прямо на «Мерседесе». Олеся допивает чай, доедает шоколадку и достает две компьютерные распечатки с морским пейзажем: — Срисовываю с каждого понемногу. В росписи автомобилей нет черновиков. Здесь карандашом не набросаешь эскиз. Рисовать надо сразу правильно. — Если ошибаюсь, приходится полностью счищать нарисованное и делать все заново, — поясняет художница. — Поэтому отдельные детали пробую сначала на бумаге. Для Олеси это несложно. До апреля этого года — когда она увлеклась аэрографией — девушка профессионально занималась живописью. Окончив городскую художественную школу, стала свои работы выставлять на Приморском бульваре.

chernyavskaya-4394761

Вспоминая прошлое, Олеся тем временем продувает миниатюрный аэрограф — кисточку автомобильного художника. Девушка проверяет, свободно ли из него под давлением подается воздух. Наливает синюю краску в специальную емкость сверху аэрографа — надо дорисовать начатое вчера море. На стоящем рядом мольберте — натянутом на деревянную раму ватмане — снова проверяет, как работает инструмент. Равномерно ли ложится краска. Завешивает полиэтиленом висящие рядом с капотом «Мерседеса» куртки рабочих мастерской. — Капельки настолько маленькие, что на первый взгляд и не заметно, что запачкала. Но к концу дня вся одежда будет разноцветной. Позаботилась об окружающих предметах, надо подумать о себе. В специальный комбинезон девушка переоделась сразу, как пришла. Теперь на лицо надевает респиратор, на макушку нахлобучивает кепку. Аэрография довольно вредное занятие. Если не предохраняться, то мелкая пыль от красок осядет в легких. Перчатки Олеся не признает, хотя надо бы. Жалуется, что из-за растворителей, которые она использует в работе, невозможно делать маникюр. Лак на ногтях отваливается после пары дней рисования. За работу! Сначала надо стереть пыль, попавшую на поверхность за ночь. Потом обезжиркой Олеся протирает «холст». Если даже кто-то за время ее отсутствия дотронулся пальцем до капота, то теперь все жирные следы удалены. Дело закипело. Закипело — сильно сказано. По медлительности и кропотливости работа аэрографом ничем не отличается от рисования кисточкой. Минут двадцать Олеся покрывает белую морскую пену синей краской. Гребень волны заканчивается — надо добавить красного цвета в аэрограф. Получается фиолетовый оттенок. — Так достигается объемность изображения, — делится хитростью художница, стягивая респиратор с головы. — В живописи все намного проще. Взмах кисточкой. Штрих. Рисунок заиграл. Он уже не плоский. Автомобильному художнику надо хорошо разбираться в особенностях красок, лаков. Одни нитровые, другие акриловые. Какие-то можно смешивать, какие-то нет. Для Олеси постижение искусства аэрографии началось с собственного автомобиля. Увидела по телевизору передачу об аэрографии. Сразу захотела раскрасить свою «шестерку». Оказалось, в Севастополе никто этим не занимается. Пришлось связаться с другом из Москвы, который устроил девушку в некую частную организацию. Месяц она вникала во все тонкости росписи автомобилей. В апреле вернулась в Севастополь. Работала в автомастерских на ул. Руднева. Говорит, была там как неприкаянная. В конце концов художницу приютила мастерская «Автоблик». Девушке здесь нравится: — Чистый сухой бокс. Электричество. Большие окна — много света. Да и люди хорошие работают. При случае рады помочь. Например, был заказ на крыше машины нарисовать птицу. Ребята из мастерской с готовностью перевернули автомобиль, чтоб удобно было наносить изображение. Девушка разрисовала пять машин в Севастополе. Еще две и катер приезжали на роспись из Ялты. Люди узнают об Олесе по слухам. Иногда, увидев расписанную машину, подходят к ее владельцу: где вам такую сделали? Да и не каждый автомобилист согласится две недели ходить пешком, пока его транспорт будет в руках Олеси. Кроме того, аэрография — удовольствие не дешевое. Роспись только капота автомобиля стоит 150 долларов.

Собственную «шестерку» художница пока так и не раскрасила.